Отзывы клиентов


Новые работы партнеров

Система Orphus

Иногда они возвращаются


Сотрудники этих компаний ежедневно ходят на работу в новосибирские офисы, но адресов большинства из них нет ни в одном справочнике. Эти компании имеют десятки инновационных разработок в портфеле и сотни выполненных проектов для крупнейших международных заказчиков, но о них мало знают российские инвесторы. Многие из этих компаний работают не меньше десятка лет, но только сейчас начинают активно входить на российский рынок.

От редакции

Новосибирский Академгородок давно снискал славу одного из крупнейших российский IT-центров. Научному сотруднику Института математики по плечу создание крупной аутсорсинговой компании, а недавние выпускники Новосибирского университета способны консультировать таких гигантов, как IBM и HP. Говорят, Новосибирский университет удостоился личной благодарности Билла Гейтса за вклад его выпускников в разработки для Microsoft.

Многие новосибирские компании в конце 1990-х гг. заработали первый капитал, выполняя зарубежные заказы на офшорное программирование. Некоторые со временем осознали необходимость в разработке собственных продуктов, которые тоже шли на экспорт (в России не было инвестиций в высокотехнологичные отрасли).

Сегодня они возвращаются. Инвестиционный бум в России, приход крупных зарубежных компаний, проникновение информтехнологий и западных стандартов ведения бизнеса, формирование конкурентоспособного рынка внутреннего заказчика, взрывной рост рунета и интернет-продаж, наконец, рецессия в США и Европе, вследствие которой из национальных отраслей экономики начнут вытеснять «чужих», — все это повлияло на кардинальную смену стратегий: емкий внутренний рынок становится все более привлекательным для IT-аутсорсеров.

Наиболее дальновидные российские IT-компании (с оборотом $0,5 – $10 млн) все чаще делают выбор в пользу отечественного рынка. Те, кто уже это сделал, преуспели. Яркий пример — издатель казуальных игр Alawar, сумевший почти в одиночку за два года «раскачать» этот сегмент в России с $1,8 млн до $30 млн и обеспечить себя работой еще на много лет вперед. Разработчик сложного ПО Parallels перенес центр исследований и внедрения из Сингапура в Новосибирск. Cегодня эта компания входит в четверку крупнейших мировых поставщиков программ виртуализации и конкурирует на рынке с IBM, Microsoft, HP И VMware.

Со своей стороны, отечественный рынок вполне созрел для того, чтобы принять «возвращенцев» с Запада: компании готовы финансировать создание сложных инновационных проектов, инвестировать в разработку собственных IТ-систем. В прошлом году инвестиции в IT-сектор составили порядка $1 млрд. В будущем российская сервисная индустрия будет развиваться в нише разработок наукоемкого ПО, софт­верного инжиниринга, обслуживания сложных производственных и управленческих процессов, прогнозируют специалисты. А у компаний, накачавших мышцы на Западе, уже есть все, чтобы развернуться в полную силу и у себя на родине.

Так исторически сложилось — большинство новосибирских IТ-компаний изначально работали на зарубежном рынке. Пионером аутсорсинга была компания «Новософт», стартовавшая в 1992 г. с разработки ускорителя запросов баз данных для техасской компании Neon Systems. В то время заказы компании поставлял американский партнер Фил Бренан, который находил клиентов методом массовой рассылки писем. «Интернет был далеко не у всех, эта технология хорошо работала», — вспоминает президент компании ВЛАДИМИР ВАЩЕНКО.

В начале 1990-х гг. заказчиков с западных рынков было много, они оплачивали услуги в долларах, которые были намного дороже рублей. Зарплаты программистов доходили до $300. Немногие могли столько зарабатывать в другой отрасли. Это был «золотой век» «Новософта», в компании работало около 500 человек, но к 2003 г. от нее откололись несколько фирм, в том числе «Технологика», «Софтария», «Азофт», «Аксмор» и «Фортесс». Каждая из этих компаний, как и «Новософт», первые деньги заработала на аутсорсинговых заказах.

Сначала были доткомы

Конец 1990-х гг. на Западе ознаменовался эпохой доткомов. Это была эра стартап-компаний, связанных с интернетом, которые были очень интересны инвесторам, рассчитывающим на большую прибыль. И в заказах новосибирские IТ-компании дефицита не испытывали.

В самый разгар эпохи доткомов начала свой бизнес новосибирская компания Plesk, зарегистрированная в США в 1999 г. и специализирующаяся на разработке контрол-панелей для хостинг-провайдеров. Основным рынком сбыта продуктов Plesk были США.

Исполнительный директор компании Sibers (специализируется на решениях в области веб-разработки) СЕРГЕЙ МАРКОВ рассказывает, что их работа началась с того, что два программиста организовали компанию Interactive Web Concept Russian Division, которой удалось получить несколько крупных проектов. В 1999 г. компанией заинтересовался американский гигант — холдинг 3com, который работал на рынке телекоммуникаций, но решил открыть собственное интернет-направление, объединившее несколько мелких предприятий, подобных IWC Russian Division. «Посыпались заказы от 3com на разработку веб-сайтов и интеграцию их с различными бизнес-приложениями», — рассказывает Марков.

«Все шло хорошо, до того как в 2001 г. США потряс так называемый кризис доткомов. Инвесторы, которые давали деньги на развитие стартап-проектов в интернете, не получили доходности, которую планировали, и из отрасли начался стремительный отток инвестиций», — говорит Ващенко.

«Тогда у аутсорсинговых компаний существенно уменьшилось количество заказов, а американские холдинги стали избавляться от интернет-направлений. 3com тоже бросил интернет-направление, и команде IWC Russian Division пришлось самостоятельно искать заказы. Мы нашли B2B площадку www.elance.com, где встречаются заказчики проектов и аутсорсеры. Первые проекты были самыми сложными — чтобы наработать портфолио, приходилось делать заказы за низкую цену, но постепенно о нас узнали. Сейчас компания разрабатывает одновременно 30 – 50 проектов», — рассказывает Марков. Сегодня в Sibers работает 120 человек.

Гуд бай, Америка

Кризис доткомов заставил «Новософт» обратить внимание на малопривлекательный ранее российский рынок. Компания начала развитие в России с разработки собственных продуктов — было решено отойти от аутсорсинга. Первые разработки появились в 2002 г.

Сегодня, по словам Ващенко, российские заказчики обеспечивают около 40% оборота компании. В портфеле «Новософта» — шесть программ собственной разработки, в том числе Handy Backup (программа для резервного копирования файлов), Handy Password (позволяет запоминать и хранить пароли), RTF to XML (позволяет переводить формат текстового документа в любые другие форматы), Testing Master (инструмент для тестирования веб-приложений) и Soft-Empire (Software-каталог). Эти продукты востребованы и за рубежом, и в России. В числе российских клиентов — МТС, «Инмарко», «Чистая вода», «Сургутнефтегаз» и др.

В 2000 г. оценила перспективы развития своего бизнеса в России и компания Parallels, которая решила сконцентрировать все разработки ПО в России. Старший вице-президент компании Parallels СТАНИСЛАВ ПРОТАСОВ рассказывает, что компания (тогда SWsoft) была основана российскими бизнесменами, переехавшими в Сингапур в 1999 г. для организации поставок комплектующих в Россию. «В последующем компания сконцентрировала свое внимание на разработке ПО для виртуализации настольных ПК и серверов, контрол-панелей для сервис-провайдеров, а также ПО для резервного копирования и восстановления данных. В 2000 г. Parallels перенес центр разработок из Сингапура в Москву. В 2003 г. Parallels купил новосибирскую компанию Plesk и на ее базе основал центр разработок в Новосибирске. Сегодня у Parallels два центра. Все исследования и разработки ПО (research and development) с тех пор осуществляются в Москве и Новосибирске. По словам Протасова, из более 800 сотрудников порядка 600 — российские разработчики.

Сейчас Parallels, по данным аналитического агентства IDC, находится на четвертом месте в списке крупнейших поставщиков ПО виртуализации в мире (занимает 5,4% мирового рынка программ виртуализации), конкурируя с западными разработчиками: VMware, IBM, HP и Microsoft. По словам Протасова, 80% крупнейших сервис-провайдеров мира являются клиентами Parallels по внедрению контрол-панелей и ПО автоматизации. «100 компаний, входящих в рейтинг Fortune 500, используют наши решения виртуализации Parallels Virtuozzo Containers и автоматизации Parallels Automation. Порядка 90% пользователей компьютеров Apple в мире устанавливают наш продукт Parallels Desktop for Mac для эмуляции (выполнение компьютерной программы на платформе, отличной от той, для которой она была написана в оригинале) Windows на Mac OS», — гордится Протасов.

Национальный интерес

К 2003 г. в России уровень развития интернета был все еще далек от уровня западных стран, зато начали появляться первые заказы от динамично развивающихся российских предприятий. Это оценил новосибирский разработчик — компания «Азофт», занимавшийся разработкой сложного заказного ПО для предприятий таких отраслей, как финансы, страхование, транспортировка грузов и логистика, телекоммуникации, а также ПО для беспроводных устройств, начавшие работать на российском рынке. Впрочем, западный рынок компания не покинула.

А вот компания «Амиро», до 2003 г. зарабатывающая только на западных заказах в области систем управления сайтом CMS, в корне изменила бизнес-модель. Полностью отказавшись от зарубежных заказов, «Амиро» сосредоточился на разработке собственного продукта Amiro.CMS (см. материал на стр. 32), который начал продвигать исключительно на российском рынке. «Отечественный рынок в это время начал интенсивно развиваться. Никаких исследований проводить и не нужно было, экономический рост в стране благоприятно сказался и на нашем рынке — появились платежеспособные заказчики», — рассказывает IТ-директор компании «Амиро» АЛЕКСАНДР КАКУНОВ.

Было что предложить российским геймерам и издателю казуальных игр — «Алавар». Сама компания «Алавар» (Alawar) была зарегистрирована в США новосибирскими предпринимателями Александром Лысковским и Сергеем Заниным, но головной офис и сейчас расположен в Академгородке Новосибирска.

«В 2004 г. компания задумалась о локализации своих игр на русский язык, но вплоть до 2006 г. название известного на Западе издателя хитов Farm Frenzy («Веселая ферма»), Pet Show Crase («Шоу домашних животных»), Magic Encyclopedia («Магическая энциклопедия») мало что говорило российским потребителям. Однако уже к концу 2007 г. ситуация в корне изменилась. Начав продавать игры в России, Аlawar задал темп развития как такового рынка казуальных игр в стране. Помимо интернет-площадок онлайновых дистрибьюторов (RealNetworks, Oberon Media, AOL, Atom Entertainment, Yahoo!), сегодня диски с играми продаются в розничных сетях: 1C, «Бука», «Новый диск», ИДДК и «Медиахаус».

По словам Маркова из Sibers, до 2006 г. на российском рынке не было людей, готовых инвестировать в интернет-проекты. «В 2006 г. в России начали копировать западные проекты. Всем известно, что социальная сеть «В контакте» является «клоном» сети Face Book, аналогичная идея — у «Одноклассники.ру», также появился liveinternet.ru, блоги «Яндекса» по образцу западных блогов. Это дало толчок развитию рунета, — говорит он. — До этого времени наших российских клиентов можно было пересчитать по пальцам одной руки, теперь же их стало значительно больше, и проекты стали серьезнее и интереснее».

Заработать в России, благодаря развитию интернета, намерена и компания Movavi, с начала своего основания в 2005 г. работавшая на зарубежных рынках. Основной продукт Movavi — программа обработки домашнего видео. «Россия является очень интересным и перспективным рынком, — говорит коммерческий директор Movavi НАТАЛЬЯ ХУДЯКОВА. — К 2011 г. ожидается, что Россия займет второе место в Европе по объему интернет-продаж. Рынок находится на подъеме, и в России люди начали понимать необходимость движения к цивилизованным покупкам, стараются приобретать программное обеспечение, а не воровать его». Компания начала продавать собственные продукты — Movavi Video Suit (полнофункциональный пакет для редактирования, конвертации, обработки видео, записи DVD и CD-дисков) и Movavi видео конвертер (конвертер DVD-дисков и видеороликов в любые форматы файлов с возможностью сохранения для мобильных устройств) — в России с 2007 г. «Пока нам нечем похвалиться: на Россию приходится менее 10% оборота Movavi. Наши российские доходы только покрывают накладные расходы. Но мы уверены: потенциал велик», — уверена Наталья Худякова.

Развитие интернета сегодня — не единственная причина привлекательности российского IТ-рынка. Большинство компаний осознали необходимость инвестирования в программное обеспечение, и они готовы хорошо платить, поэтому новосибирским IТ-компаниям становится выгоднее работать на российских заказчиков. Олег Кокорин говорит, что российские клиенты просят разработать более сложные и дорогие решения: «Разница в стоимости решений иногда доходит до 100%».

Одним из существенных факторов «возвращения» новосибирских IТ-компаний на российский рынок стало усиление конкуренции на зарубежном рынке со стороны индийских и китайских компаний-разработчиков, наметившееся три-четыре года назад. По словам Владимира Ващенко, если российские компании сегодня берутся за работу за $1 тыс. — $1,5 тыс., то индийские и китайские программисты готовы уже и за $300 — $500. Такая разница связана со стоимостью и количест­вом специалистов. «Сейчас и российский студент-программист не будет работать за $300 в месяц, а профессионалы стоят уже $1,5 — 2 тыс», — говорит Ващенко.

Где лучше?

Олег Кокорин
«Технологика»:

«Работать с иностранными заказчиками отчасти удобней. Иностранцы привыкли аутсорсить заказы в Россию, Индию, Китай и т.д. Большим преимуществом работы на Западе является высокая скорость принятия решений — если от начала переговоров до размещения заказа на Западе проходит один день, то в России процесс может затянуться до нескольких месяцев. С российскими заказчиками зачастую мы разрабатываем большие договоры, где прописываем все нюансы, в то время как с иностранными — иногда вообще не заключаем договор. При этом с российскими удобнее работать тем, что мы всегда можем с ними пообщаться, детально обсудить проект с IТ-специалистами компании. Можем увидеть плоды своих трудов — внедренный проект в работе, пообщаться с людьми, которым он приносит пользу. Это, кроме всего прочего, приносит моральное удовлетворение. Важный момент — соотечест­венники ставят все более сложные и, как следствие, интересные для нас задачи». «Технологика»: «Работать с иностранными заказчиками отчасти удобней. Иностранцы привыкли аутсорсить заказы в Россию, Индию, Китай и т.д. Большим преимуществом работы на Западе является высокая скорость принятия решений — если от начала переговоров до размещения заказа на Западе проходит один день, то в России процесс может затянуться до нескольких месяцев. С российскими заказчиками зачастую мы разрабатываем большие договоры, где прописываем все нюансы, в то время как с иностранными — иногда вообще не заключаем договор. При этом с российскими удобнее работать тем, что мы всегда можем с ними пообщаться, детально обсудить проект с IТ-специалистами компании. Можем увидеть плоды своих трудов — внедренный проект в работе, пообщаться с людьми, которым он приносит пользу. Это, кроме всего прочего, приносит моральное удовлетворение. Важный момент — соотечест­венники ставят все более сложные и, как следствие, интересные для нас задачи».

Александр Лысковский
Alawar:

«Работа на российском и западном рынке отличается тем, что на Западе принято изучать каждый контракт «под микроскопом», с привлечением массы юристов и советников. Это нормальное явление для западной бизнес-культуры. В России с этим проще, но правосознание отечественных разработчиков и дистрибьюторов растет».

Сергей Марков
Sibers:

«Особенность российских компаний в том, что они не готовы работать с открытой ценой. Мы часто не можем сразу назвать точную итоговую стоимость проекта — если это инновационный проект, то непонятно, сколько он займет времени.

И российские, и зарубежные заказчики обычно дают небольшие «задачки», прежде чем начать крупный проект. Постоянное общение повышает уровень доверия, поэтому мы ввели специальную должность в компании — customer care manager. Этот специалист работает на каждом проекте, в его обязанность входит, в буквальном смысле, забота о заказчике. Customer care замотивирован на то, что клиент доволен, продолжает работу с нами и позитивно отзывается о компании. Иногда клиент рассказывает customer care о погоде, о домашних животных, о том, чем он занимается по жизни, о своих бизнес-идеях и целях. Это дает клиенту осознание того, что он работает со своей командой, а не временными исполнителями».

Иван Ожиганов
«Азофт»:

«Зарубежные клиенты пока более образованы в вопросах IT, у них более развитое представление и понимание методики ведения проектов и структурой формирования стоимости. Российские заказчики более требовательны, особенно в вопросах customer care — им нужно больше общаться с программистами компании-аутсорсера, чаще проверять работу, потому что пока они имеют меньше опыта работы с аутсорсингом IT — для них все ново, у них много вопросов».



Автор: Юлия Пастухова 
Источник: "Деловой квартал"